четверг, 18 апреля 2013 г.

День восемнадцатый

Ночью меня так никто и не побеспокоил. Дождь то прекращался, то начинался вновь, но утро было ясное. Встал рано, ещё до рассвета, выехал уже засветло. Вдали возвышалась вершина Кинабалу, освещенная утренними лучами солнца. Позавидовал тем, кто сегодня покорил ее.
Дорога петляла то вправо, то влево, то поднималась вверх, то спускалась вниз, по сторонам открывались потрясающие виды на долины и мчащиеся обрывки тумана. Въехал в облако, видимость метров сто, но дорога прямая и машин нет. Впереди проступают очертания припаркованного грузовика, он как будто материализуется из тумана, и вот он перед тобой, хотя ещё несколько мгновений назад его просто не существовало.
Двигаюсь медленно, за сегодня мне предстоит сбросить 400 метров высоты, но это только в абсолютном исчислении, но затяжные подъемы следуют один за другим. Ноги болят после вчерашней дневки, день обещает быть трудным.
На одном из спусков дорога внезапно сужается и сильно петляет, навстречу выскакивает машина, я слетаю на обочину и неистово жму на тормоза. Вероятно, не стоило так усердствовать с передним тормозом, чувствую как заднее колесо отрывается от земли. Тут то мне бы и отпустить тормоза и попытаться выскочить обратно на асфальт, но мгновения летят слишком быстро, и вот я уже лечу через руль.
Торможу руками и ногой, голова не задета. Не встаю, машу машине, чтоб остановилась, вдруг мне потребуется помощь. Но она лишь сбавила ход, проехала так немного и рванула вперёд. Чтож, осматриваюсь, убеждаюсь, что серьёзных травм нет, встаю, ищу бутылку с водой, она улетела аж на другую сторону дороги, чтобы промыть ссадины и порезы.
Останавливается машина, водитель спрашивает, все ли в порядке, спрашиваю аптечку, говорит нету. Отпускаю его, сажусь на велосипед и потихоньку спускаюсь в деревню. Прошу помощи у бабушки в первом же дворе, она проводит меня к краны с водой, здесь больше никого нет. Благодарю, еду дальше. В следующем доме мне очень повезло, там живёт медсестра, которая ещё не ушла на работу. Она очень аккуратно промывает мне раны, использовав кучу ваты. Жаль, забыл сфотографировать эту кучку окровавленных тампонов. Затем уходит на работу, просит меня подождать, пока она вернётся с чем нибудь чтоб сделать мне перевязку.
Тем временем ее мама предлагает мне кофе с печеньками. Кофе оказывается настоящим, молотым и вареным, сердечно благодарю эту женщину.
Дом в котором мне помогли, большой, двухэтажный коттедж. Гостинная красивая, с кафелем и коврами на полу, оттеланым деревом потолком, кучей стульев по периметру и большим матрасом перед телевизором. Есть стенд с кубками и множество фотографий в рамках. Присутствует и крест, дом католический. Вообще, в этой части страны очень много церквей, каждая названа в честь своего святого. Мечети почти не встречаются.
Медсестра вернулась уже в форме, обработала мне раны ещё раз, антисептиком и приклеила бинт к самой неаппетитной царапине. Дала таблеток парацетамола, говорит что болеутоляющее. Отказываюсь. Говорит, что если будет жар, то они мне помогут. Вспоминаю свою полную неспособность действовать и нежелание жить при температуре под сорок, с радостью соглашаюсь. Поблагодарил и поехал дальше. Позже подумал, что стоило узнать их адрес и, позже, послать открытку из России.
Сначала педалил одной ногой, но потом втянулся и заработал обеими. Километры тянулись за километрами, бинт с ноги отвалился, не умеют они тут делать пластыри как у нас, чтоб отдирались лишь с волосами, но это и к лучшему. В этом климате лучше дать ране дышать, так она быстрее затянется.
Кафешек все не попадалось, но есть, впрочем, и не хотелось. В животе ещё плескался сладкий кофе с печеньками. Но вот, после сворота на Кота-Кинабалу, справа показалось помещение, в котором сидело много женщин с детьми, они мне махали и кричали что-то одобряющее. Свернул к ним, надеясь хотябы посидеть минут десять. Помещение похоже на что то среднее между деревенским клубом и деревенским же избирательным участком. Женщины, жети, собаки, мужчина в возрасте и несколько парней за ноутбуками. Играет спокойная музыка. Тут меня обступили, поохали над моими ранами, напоили кофе и накормили завтраком. Решил посидеть, отдохнуть, подзарядить планшет. Как обычно, рассказал кто я, откуда и куда направляюсь, отказался от предложения пройтись до больницы, сказав, что раны уже обработанны. Предложили остаться на ланч, согласился. Здесь есть гамак, предлагают поспать. Но я и так сплю по десять часов в день, тем более, после кофе как-то не хочется. :-)
Впрочем, поспать я все таки поспал, пообедал и двинул дальше. Дорога то выпрямлялась, то стояла вверх - вниз, но уже не была столь жестокой. К вечеру я таки проехал сотню километров и добрался до города с названием Кенингау. Немного попетлял так как карта оказалась не точна, а своротов было много, но, взяв языка, нашёл нужный. Заехал в кафе, наткнулся на почти что ресторан, где еда выглядела красиво, стоила дороже чем везде но была едва ли вкуснее. Начался дождик и я решил проверить что здесь с ночлегом, заглянул в первый же попавшийся отель, ужаснулся цене в 550 рублей и пошёл остаться по магазинчикам, покупать непонятную еду. Так как через два дня мне предстоит двинуть в пусть краткое, но автономное приключение, то нужно разобраться, что я могу взять с собой сушеного и съедобного.
Наконец, дождик успокоился и я поехал за пределы города, искать ночлег. Темнело, а ничего хорошего не попадалось. Смелости проситься к местным я пока не набрался и потому продолжал мужественно крутить педали в горку. Мне понравилось ночевать под крышей и не мочить палатку, поэтому простые плантации уже не подходили. И вот, когда закат только только зажег облака, появилась недостроенная но давно заброшенная ресорта, в одном из домиков которой я и поставил палатку.
Первым делом обработал ссадины левомиколем, они сейчас уже не выглядят так страшно, как утром, засохли и затромбовались. Буду надеяться, что нагноения не произойдёт, иначе прийдется обратиться в госпиталь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий